Наверх
Схемы устройств применяемые
дома и в быту

Навигация

Реклама


Популярное

Будьте благоразумны в выборе обучения. Выполните упражнения , которые включают большие группы мышц...

Резка металла – актуальный вопрос как для крупных предприятий, так и для небольших фирм, в...

Винтаж – невероятно утонченный, элегантный и благородный стиль. Его отличают наряды, которые...

В том, что в водохранилищах поубавилось рыбы, замешаны люди. Разрушенная экология, браконьеры...

Вес человека может увеличиваться по разным причинам. Одной из распространенных причин является...

» » Вряд ли можно серьезно считать,
Проголосовало: 0

Вряд ли можно серьезно считать,

Категория: Для дома


Вряд ли можно серьезно считать, что байроническая страсть к пустынным местам и диким силам природы говорит о скепсисе и упадке духа. Если человек гуляет один на берегу бушующего моря, если он любит горы, ветер и печаль диких мест, мы можем с уверенностью сказать, что он очень молод и очень счастлив…

Новые пессимисты ничуть на них не похожи. Их влекут не древние простые стихии, а сложные прихоти современной моды. Байронисты стремились в пустыню, наши пессимисты – в ресторан…"

Несколько позже Вячеслав Иванов в статье «Байронизм как событие в жизни русского духа» перевел проблему в другую плоскость. По его мнению, «для Запада байронизм означал по преимуществу пессимизм философский и общественный, мировую скорбь», плач и рыдание и неукротимый ропот на тризне надежд Великой французской революции. Для славянства он был огненным крещением Духа, первою врезавшеюся в сердце, как раскаленная печать, вестью об извечном праве и власти человеческой личности на свободное самоопределение перед людьми и Божеством".

Приведенные высказывания показывают, каким значительным социальным явлением стала начиная с конца XVIII века литература (вспомним хотя бы Шиллера). Но конечно же личность и творчество Байрона были несравненно сложней, чем их отражение в общественной жизни. Тем более что он, как всякий человек, менялся со временем. В 1809 году в сатире на английских бардов и шотландских обозревателей он признавался:

  • Ведь я из этой шайки озорной,
  • Едва ль не самый член ее шальной,
  • Умеющий в душе ценить благое,
  • Но в жизни часто делавший другое.
  • Я, помощи не ждавший никогда,
  • Столь надобной в незрелые года,
  • Боровшийся с кипучими страстями,
  • Знакомый с теми чудными путями,
  • Что к наслажденью завлекают нас,
  • Дорогу там терявший каждый раз…

А завершая свой опус, дважды двадцатиоднолетний лорд, словно умудренный опытом старец, заключает:

  • Я зачерствел… теперь не тот уж я,
  • Бесследно юность канула моя;
  • Я научился думать справедливо
  • И говорить хоть резко, но правдиво…

Увы, это у него получилось слишком резко, а потому и не вполне справедливо. Вскоре он постарался скупить как можно больше экземпляров язвительной и недостаточно отточенной сатиры, предваряя которую высказал верную мысль: «Злоупотребление талантом для низких целей заслуживает самого решительного порицания».



 
Вернуться назад »

Оставить комментарий

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: